Угон авто: конституционный суд принял новые изменения

13 апреля 2015 г. 3 1131 Дмитрий Стоян
Угон авто: конституционный суд принял новые изменения
Конституционный суд России решил обязать лиц, угнавших авто средство, выплатить владельцу денежную компенсацию в случае пропажи автомобиля. Официальное постановление уже опубликовано на сайте.

Речь о самой распространенной схеме угона. Чаще всего угон осуществляется целой группой лиц. Одни взламывают и похищают, затем передают трофей вторым лицам. В случае раскрытия преступления угонщикам удается получить меньшую меру наказания, если они доказывают, что угон был совершен без цели хищения.

Представители КС решили, что принятые нормы нарушают права потерпевших лиц. В результате чего было решено, что лицо, угнавшее автомобиль, должно быть ответственным за дальнейшую судьбу имущества. Таким образом, угонщиков обязуют к выплате компенсации за похищенный автомобиль.

Инициатива несомненно правильная, поскольку значительно улучшает положение потерпевшей стороны.

В настоящее время частью 2 ст. 166 Уголовного кодекса РФ за угон предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет. В то время как угнанный автомобиль может стоить несколько миллионов.

Возмещение виновным в угоне автомобиля лицом имущественного вреда потерпевшему значительно увеличивает его ответственность. Но как не парадоксально, увеличение ответственности не всегда приводит к снижению числа преступлений. Самое действенное для преступников - осознание неотвратимости наказания. Если человек точно будет знать и понимать, что при совершении любого преступления он будет наказан в соответствии с законом, желание рисковать у него будет минимальным.

Маричев Александр (Начальник отдела консалтинга и корпоративного обслуживания, "ДИГЕСТА") Маричев Александр (Начальник отдела консалтинга и корпоративного обслуживания, "ДИГЕСТА")

До сих пор у нас в России законодатель, как это ни странно, стоял на защите интересов прежде всего угонщика: при пресечении попытки проникновения в транспортное средство, и даже при его угоне правоохранительные органы руководствовались объяснением задержанных об отсутствии у них намерения кражи и принимали вариант "хотели покататься". А ведь с точки зрения потерпевшего последствия для него в подавляющем числе случаев одни и те же: потеря транспортного средства и материальный урон, не восполнимый даже страховкой. Не говоря уже о моральном аспекте. Редко когда следственным органам удавалось раскрутить всю цепочку - от угона до сбыта. Угонщик был заинтересован в том, чтобы скрыть преступный сговор, занизив, тем самым, степень своего участия, и возможную ответственность. При новом подходе угонщик становится ответственным напрямую перед хозяином авто за всё, что произойдёт с транспортным средством. Таким образом, полностью смещаются акценты как внутри преступной группы, так и по отношению к потерпевшему, происходит восстановление всей логической цепочки, что позволяет оценить инициативу Конституционного суда, как положительную.

Киминчижи Евгений (Управляющий партнер, Центральная коллегия адвокат Белгородской области) Киминчижи Евгений (Управляющий партнер, Центральная коллегия адвокат Белгородской области)

Конституционный суд РФ, основываясь на ранее вынесенных правовых позициях, признал неконституционными нормы ст. 1064 ГК РФ и ст. 166 УК РФ, в той мере, в какой они в своей взаимосвязи не позволяли собственникам автомобилей возместить ущерб в случае угона транспортного средства. Согласно решению суда, угонщики автомобилей должны отвечать не только за свое преступление, но и платить компенсацию автовладельцам в случае пропажи машины. Речь идет о случаях, когда угонщики покатались на машине, бросили ее, а потом ее украли другие лица.
Проблема возникла в связи с тем, что суд при применении положений ст. 1064 ГК РФ не усматривали причинно-следственной связи между действиями угонщика и последующей пропажей транспортного средства. Дело в том, что согласно диспозиции ст. 166 УК под угон понимается завладение чужим транспортным средством без цели хищения, т.е. без намерения совершающего преступление лица завладеть транспортным средством, реализовать его, получить материальную выгоду. Соответственно, в случае осуждения лица по ст. 166 УК РФ, он не мог быть привлечен к гражданской ответственности в случае выбытия транспортного средства вследствие действий иных лиц, например, присвоивших его после оставления угонщиком. Такова была судебная практика до настоящего времени. Отныне, судам надлежит исходить из того, что лицо, незаконно завладевшее чужим автомобилем, по факту принимает на себя все риски последующей его судьбы. Действия угонщиков выводят имущество из-под контроля законного владельца и создают условия для похищения угнанной машины третьими лицами. По большому счету такое системное толкование положений ст. 1064 ГК РФ и ст. 166 УК РФ само по себе наводит на мысль о причинно-следственной связи, достаточной для возложения риска гражданской ответственности на угонщика. Однако для единообразной практики потребовалось вмешательство органа конституционной юрисдикции. Суды полагали, что таковая связь отсутствует из-за того, что непосредственной причиной имущественного ущерба потерпевшего являются действия третьих лиц, совершивших последующее за угоном хищение. Это приводило к тому, что от гражданской ответственности угонщики освобождались.

Вместе с тем обращение к элементарной структуре права собственности, как оно сформулировано в ст. 209 ГК РФ дает достаточное основание полагать, что ответственным перед собственником лицом будет любое, чьи действия привели к утрате одного из правомочий собственника. В данном случае речь идет о посягательстве на право собственника владеть своим имуществом. И такое владение утрачивается не только в результате последующего хищения, но и в связи с непосредственными действиями угонщика, способствовавшему созданию условий для хищения угнанного им транспортного средства. То, что посягательство осуществляется именно на владение, полагаю, доказывать не нужно. При причинении в ходе управления угнанным транспортным средством вреда третьим лицам, угонщик отвечает перед ними по ст. 1079 ГК РФ, согласно которой он признается владельцем источника повышенной опасности. Само владение, особенно для движимых вещей создает видимость права собственности, потому покушение угонщика на владение транспортного средства является существенной предпосылкой для возможного хищения его третьими лицами, в связи с чем между утратой имущества собственника и действиями угонщика, несмотря на отсутствие умысла на хищение, прослеживается четкая причинно-следственная связь, необходимая для наступления правовых последствий по ст. 1064 ГК РФ путем возложения соответствующей компенсации на угонщика, что и продемонстрировано в обсуждаемом решении суда.

Полагаю, что исходя из сформулированных общих принципов ответственности угонщика, на него возлагается ответственность компенсировать собственнику причиненный ущерб автомобилю и в случае, когда он не был похищен, но попал в дорожно-транспортное, например, происшествие с участием угонщика, причем независимо от вины последнего. Приведенная ситуация у судов больших проблем не вызывает, однако показывает, что она является частным случаем более общего основания привлечения к гражданской ответственности, ставшей предметом рассмотрения Конституционно суда РФ.

Читайте также